Наталья Викс

Олимпос

Автор: Наталья Викс

Древние стены, которым три тысячи лет,
В узком ущелье, где пляшет оливковый ветер...
Сколько героев оставило явственный след,
Сколько людей здесь оставило просто отметин!

Рыжего Ксанфа воды неспешно текут,
Помнят они корабли киликийских пиратов.
Был Зеникетис, их предводитель, нескладен и худ,
Но знаменит был и важен среди автократов.

Словно бы вижу: звучит раскалённый кимвал,
Флейта и лира рождают восторженный танец.
Около термы теснится толпа зазывал, 
И в тепидариум следует стайка красавиц.

Славная жертва Гефесту - откормленный вол!
Чьи же доспехи сверкнули на том перевале?
Лишь Адриан венценосный под своды вошёл,
Адрианополем город поспешно назвали.

Вместе с веками мелел и излучистый Ксанф,
Вот генуэзцы оставили эти лиманы...
Грубо сломали ногами искусный аканф
Из Анатолии жгучей пришедшие турки-османы.

Всё позади. Я ступаю в оставленный след,
Кем-то далёким, уже навсегда безголосным.
Древние стены, которым три тысячи лет,
Ныне лишь радуют  только весёлые сосны.

Над сонным Босфором...

Автор: Наталья Викс

Над сонным Босфором клубился туман,
Летела какая-то птица...
И было так странно поверить, что там
Мне всё это вовсе не снится.

Что Айя-София манит впереди,
В зенит устремив минареты, 
За Едикуле уже пляшут дожди,-
И капли - точь в точь кастаньеты;

Как тянет прохладой от каменных стен!
Красою Сераль освещая,
Мне чудится - это смеется Хюррем,
Лукумом детей угощая.

И сам Сулейман подойдет к миндалю,
Любуясь янтарным простором,
И новой мечетью...Наверно, я сплю
Над утренним синим Босфором.

 

В раю

Живу, как в придуманном мною раю,
Где каждая птаха смеётся.
Но знаешь, у чаячих скал на краю
Так плачет уставшее солнце!

В саду моём розы поют о любви,
Оливы птенцов привечают...
Но ты вечерами меня не зови -
Любимых тоской не встречают.

Меня не сжигает полуденный зной,-
Источнику песней я  вторю.
Но странно и страшно закатной порой
Брести к полусонному морю :

Следить, как идёт за волною волна
К каким-то далёким границам...
Зачем же мне рай, если там я одна
Внимаю восторженным птицам?!

Зюмрют

Автор: Наталья Викс

На стенах серые холстины,
Из камня грубого очаг.
В углу - чертог из паутины,
В нём - паучище-весельчак.

Витой ограды загляденье,
Лаванды синей там и тут
Неукротимое цветение,
Да в плошке старой жёлтый нут...

Кто здесь живет? И сладко розы:
"Зюмрют..."- качнутся мне в ответ.
"Зюмрют!"- и винограда лозы
Вновь обовьют весь парапет.

"Зюмрют..." - прошепчет мне олива,
"Зюмрют!" - мне крикнет юркий стриж,
"Зюмрют..." - прошелестит пугливо
Солома с деревенских крыш.

Зюмрют! И всё вокруг покорно
Лишь ей, прекраснейшей, одной!
И даже тот, чей взгляд задорный
Стал жарче вдруг, чем летний зной.

 

Облака над перевалами

Автор: Наталья Викс

Облака над перевалами
Словно яблоневый цвет!
Да такие небывалые,
Да каким названья нет,-
Освещают степи сонные, 
С синим ветром говорят,
И глядят в глаза бездонные
Народившихся орлят.

Но дорога в даль торопится,
Вьётся лентой средь холмов.
Мне сейчас сильнее хочется
Не сплетенья хитрых слов,-
А услышать голос женщины
В этой выросшей земле, 
Необжитой, необъезженной,-
В серебристом  ковыле.

Пусть прольётся голос ливнями, 
Всполошится в деревцах.
Расцветут степные лилии,
Облаками на лугах.
Снежно-белыми овалами,
Словно грёза наяву -
Облака над перевалами
Обнимают синеву.

 

Запахи солнца

Автор: Наталья Викс

Все запахи  солнца смешались на этой земле,
Как спектра цвета, но намного живей и прекрасней:
Вот красная роза смеется на темном стебле,
Ее аромата нигде не найдешь сладострастней.

Оранжевым пламенем  жжет на закате волна,
Оранжевой глиной лоснятся безлесные  склоны,
Оранжевым глазом  слезится над морем луна,
На самом краю потемневшего вдруг небосклона.

Желтеют в полях , наливаясь молочной нугой
Под солнцем благим кукурузы тугие початки;
Над садом  гудя, похваляясь медовой пергой,
Работают пчелы в своем утвержденном порядке.

Зеленые  косы  оливковых  теплых лесов ,
И туй изумрудных меж ними густой перелесок…
В них слышится слаженный хор неземных  голосов,
Античных  певиц  с  позабытых, не найденных фресок.

А как голубеют над этой землей небеса!
Покров Богородицы, чувствую, реет над нами,-
Как слезы  Ее – серебрится  на травах роса ,
Медвяными каплями - лишь   голубыми утрами.

Синеют надмирные пики зубчатой стеной,
Ничья суета их заоблачный сон не тревожит.
И чудное море лучится такой синевой,
Что чудится, волны мне звонкое счастье ворожат.

Как  ночь фиолетовой тенью  на город падет,
Так все оживает  от  томного зноя дневного.
Но  все повторяется в свой непременный черед:
И утро, и вечер, и запахи солнца цветного.

 

Иду за тобой!

Автор: Наталья Викс

Горы теряются в дымке,
Море горит синевой.
Я, в чуть измятой косынке,
Муза, иду за тобой!

Шепчутся темные сосны -
Полный прохлады шатер,-
Словно огромные кросны
Ткут изумрудный ковер.

Кто научил меня слушать
Музыку горней страны,
Мимо идя, не нарушить
Змейки чешуйчатой сны?

Кто научил меня верить
Жарким смолистым ветрам,
Сердцем любовно измерить
Вверх уходящий гайтан?

В бледном румянце Авроры
Рощ померанцевых строй -
Ждут Памфилийские горы...
Муза, иду за тобой!

 

Симит

Автор: Наталья Викс

Он - хрустящий, он - румяный,
Он - обсыпанный кунжутом!
Горьковатый, нежно-пряный,-
Рад обеденным минутам!

Что звучит в нем? Шелест нивы?
Вечность огненного солнца?
Птичьи трели-переливы?
Ручейка ли сердце бьется?

Созревал, вбирая сладость
Чабреца и ежевики,
Алых маков ярь и радость,
Перепелки пестрой крики...

Колосом тугим, колючим
Яростно стремился к небу,
В пекарских руках могучих
Стал воздушным белым хлебом!

 

Ликийское утро

Автор: Наталья Викс

На альпийских лугах подсыхают покосы,
И предутренний ветер, скользя по лицу,
Мне приносит ванильную боль дикой розы,
И полыни лимонной пыльцу.

На окраинах, где молодые крестьянки
В закопченных жаровнях пекут гёзлеме,
Переливчатый свист золотой коноплянки
Слышен в каждом открытом окне.

Если к морю спуститься из горной долины,
В белый порт забрести невзначай,-
Темноликие, как эфиопы, мужчины,
Пригласят на гранатовый чай.

Суетливый буксир, злобно волны тараня,
Примеряется к барже- петля за петлей...
И звенит, и поет солнца белое пламя
Над проснувшейся древней землей.